Главная › Новости › Бизнес
Бизнес

Сколько денег не хватает Украине и где их взять

04.05.2022 255 0.0 0
Сколько денег не хватает Украине и где их взять
Каждый месяц войны обходится нам в 10 млрд долл. Примерно столько же все наши регионы израсходовали за весь прошлый год. Поэтому, несмотря на то, что начинали этот год мы с неплохими показателями, к таким расходам однозначно не готовились.

По данным Министерства финансов, ежемесячный дефицит государственного бюджета Украины вырос с 2,7 млрд долл. в марте до 5 млрд долл. в апреле и каждый следующий месяц будет приблизительно на таком же уровне. Состояние пациента стабильно тяжелое, где-то так. И это дефицит для программы-минимум, просто чтобы государство хоть как-то держалось на плаву и продолжало свое существование. О каком-либо развитии, обновлении и даже о закупке энергоносителей на зиму речь вообще не идет. Это деньги, без которых госаппарат даже базовых задач не сможет выполнять.

Да, в марте в госбюджет были наперед уплачены налоги крупным бизнесом и дивиденды госкомпаниями, но в дальнейшем этих платежей не будет. Снижение налогообложения для бизнеса параллельно с остановкой значительного количества предприятий, проблемами во внешней торговле и общим уменьшением спроса обвалили налоговые поступления.

В апреле 2021-го «импортного» НДС в госбюджет было собрано 28 млрд грн, в апреле 2022-го — 7,9 млрд, «внутреннего» НДС год назад собрали 24,7 млрд грн, в этом году — 15,6 млрд, НДФЛ вместе с военным сбором было 11,5 млрд грн, стало — 9,7 млрд. Мы существенно недобираем по большинству доходов, только из-за блокирования портов ежемесячно теряя по 5 млрд долл. в экспорте, и имеем при этом непривычно крупные статьи расходов. В результате год назад дефицит госбюджета за четыре месяца составлял 27,2 млрд грн, в этом году за те же четыре месяца — 146,6 млрд грн.

В целом, по расчетам источников ZN.UA в Минфине, наши потребности в финансировании госбюджета в этом году составляют около 60 млрд долл. В эту сумму входят финансирование собственно дефицита бюджета и погашение наших долгов. До войны нам на все это хватило бы 20 млрд долл., и мы без проблем справились бы с задачей. Но война и спровоцированное ею падение ВВП внесли коррективы, и теперь нам надо где-то взять втрое большую сумму.

Так нам же постоянно выделяют помощь, где все эти деньги?! Действительно, если посмотреть на ленту новостей, то кажется, что Украину утопили в деньгах, но на самом деле это не так. Международная помощь действительно поступает, но, во-первых, не всегда деньгами, во-вторых, не всегда в бюджет. Например, из анонсированных на днях Джо Байденом 13 млрд долл. для Украины деньгами мы получим всего несколько миллиардов, остальное — оружием и гуманитарной помощью.

Международной помощи сейчас в госбюджет зашло около 5 млрд долл., еще 10 млрд долл. — это будущие более-менее гарантированные поступления. И пока все, крупные суммы — это уже тема будущих, когда-то там, переговоров.

Еще 20 млрд долл. может напечатать, ой, предоставить НБУ. Правительство, конечно, хочет больше. Нацбанк традиционно сдержанно отвечает: «Поддержка со стороны НБУ не может быть основным источником финансирования расходов правительства». Читайте: нет, мы не будем печатать деньги в неограниченном количестве, потому что тогда похороним нашу стабильность и войдем в такой кризис, что не выберемся.

Глава НБУ Кирилл Шевченко в комментарии для ZN.UA подчеркнул: «Национальный банк будет финансировать только критические расходы правительства в ограниченных объемах и только путем покупки ценных бумаг правительства на первичном рынке. Мы также будем сохранять максимальную прозрачность в освещении таких операций. Могу вас заверить, как только риски разбалансирования ситуации в фискальном секторе будут сведены к минимуму, мы отойдем от практики финансирования государственного бюджета».

Ну, и отдельно от НБУ, еще около 10–15 млрд долл. можно будет привлечь на внутреннем рынке от продажи ОВГЗ.

Что же, имеем не так уж и много для проживания и должны где-то найти еще по крайней мере 10, а лучше 20 млрд долл., чтобы пережить этот год. Конечно, мы надеемся, что нам продолжат помогать, но это непростые и продолжительные переговоры без каких-либо гарантий и при условии, что мы не знаем сейчас даже приблизительно, как долго еще Украине придется жить в таких сложных условиях.

При этом, кроме насущной необходимости финансирования военных расходов, зарплат и соцвыплат, включительно с пенсиями, Украина еще должна возвращать долги. Например, до конца этого года мы должны вернуть по внешним долгам около 3 млрд долл. (из них по евробондам 1,9 млрд долл.), а по внутренним — еще 10,5 млрд.

И динамика в долговой статистике не самая лучшая. В марте, в частности, наш государственный долг вырос на 4% и в дальнейшем будет расти из-за увеличения количества займов, необходимых для финансирования большого дефицита нашего бюджета. При этом ВВП мы теряем еще быстрее, чем наращиваем долги. И если на конец марта общая сумма нашего долга составляла около 50% от ВВП прошлого года, то на конец 2022-го вполне может достичь 100% от ВВП. Что, разумеется, не добавит нам финансовой устойчивости.

Поэтому было бы вполне логично, и на это есть все основания, реструктуризировать по крайней мере часть наших долгов (или хотя бы перенести выплаты). Лучше бы, конечно, все, но не получится. Значительная часть внутренних заимствований предоставлена правительству НБУ и госбанками, около 40% всех активов банковской системы — это правительственные ОВГЗ. Реструктуризация этой части долга — риск для финансовой системы, не меньший, чем, неконтролируемая эмиссия. Да и как-то сложно будет после этого рассчитывать, что банковская система поделится с государством ликвидностью, продолжая покупать военные ОВГЗ.

Что-то делать с той частью внешнего долга, которую мы должны МФО, тоже нецелесообразно. Во-первых, она не такая значительная, если говорить о ближайших погашениях. Во-вторых, обычно эти займы и так длинные и дешевые, то есть льготные с самого начала.

А вот реструктуризация «коммерческой» части долга была бы целесообразной. Тем более что фактически она уже произошла, стоимость этих ценных бумаг с началом войны упала до 30% от номинальной вместе с какими-либо ожиданиями инвесторов заработать на этих ценных бумагах хоть что-то. Даже больше, наши источники говорят: то, что Украина продолжила рассчитываться по этим долгам, очень удивило инвесторов, ведь у нас самый большой форс-мажорный форс-мажор из всех возможных. Да и все возможные последствия подобной реструктуризации, которые обычно заставляют страны избегать подобных операций, с нами уже произошли из-за войны — падение ВВП, инвестиций, закрытие доступа на внешний рынок частных заимствований.

Понятно, что о полноценной реструктуризации, которая должна опираться на четкие макропоказатели и адекватные прогнозы экономического роста, сейчас речь идти не может, — у нас, к сожалению, до завершения войны просто не будет данных, необходимых для подобных расчетов. Но мы могли бы по крайней мере попросить инвесторов об отсрочке погашения по этим ценным бумагам и, при возможности, о снижении ставки купона на первые послевоенные годы. Чутье подсказывает, а источники подтверждают, что в нынешней ситуации, если бы мы попросили об этом, нам бы не отказали. Но просить об этом должен Минфин, и он колеблется.

Разные люди в министерстве называют разные причины этого нежелания сэкономить деньги для государства.

Одни говорят о страхе перед дефолтом. Конечно, это не будет полноценный дефолт, потому что реструктуризация — это все же отсрочка выплаты, а не отказ от оплаты как таковой. Но Минфину, который собрался выпускать так называемые donation bonds, чтобы компании-друзья Украины смогли ее поддержать, новости о реструктуризации старых долгов действительно усложнят жизнь, это правда. Как правда и то, что Минфин этим выпуском нас вряд ли озолотит, поскольку путей выразить нам свою поддержку и сейчас достаточно, все желающие ими уже воспользовались.

Но это хотя бы похоже на реальную причину промедления, в отличие от тоже озвученном нам другим источником «недостатке времени, потому что Минфин должен подписывать большое количество соглашений и просто не успевает даже подумать о реструктуризации».

Третья причина, которую мы услышали, сугубо имиджевая. После продолжительных разговоров о том, что украинская экономика стабильна, а российская летит в пропасть, не хочется признавать, что мы прибегаем к реструктуризации внешних долгов. Кажется, кто-то забывает, что у нас война, и победа в ней напрямую зависит от количества у нас денег, а не одобрительных отзывов. Да и обстоятельства, заставляющие нас отсрочить платежи по долгам, очевидны и понятны всему миру, в том числе нашим кредиторам.

При этом реструктуризация сама по себе не закроет все наши проблемы, она только решит вопрос 2 млрд долл. из десяти. И времени на нее не так уж и много — до сентября, потому что после сентябрьской, крупнейшей в этом году выплаты, это уже не будет иметь смысла.

Еще раз, просто для проживания нам в этом году не хватает 10 млрд долл., которые мы, при согласии Минфина, можем сократить до 8 млрд долл. Где взять остальные? Искать, хотя бы изредка отрываясь от подписания договоров. И уже сейчас понять, что этот год не последний, — все время рассчитывать на внешнюю помощь не получится, не такой в мире будет экономическая ситуация. Поэтому, вполне вероятно, придется перезапускать экономику не после, как здесь многие мечтают, а во время войны, чтобы просто выжить. И времени для этого перезапуска у нас тоже практически нет.
Аватар enr091 Наталия Ришко
Журналист/Mixinform

Комментарии (0)
avatar