Главная › Новости › Бизнес
Бизнес

Европа ссорится, но остается единой там, где это действительно важно — The Economist

03.06.2022 252 0.0 0
Европа ссорится, но остается единой там, где это действительно важно — The Economist
Единство народов Европы похоже на французское суфле. Сначала оно рыхлое и воздушное, но неумолимо начинает «оседать», после того как блюдо испытывают время и столовые приборы. И дипломат, и гурман начинают задумываться, стоило ли вообще все это готовить. Вторжение России в Украину 24 февраля подтолкнуло Европу к единству. Выполняя свою роль, ЕС превратился в образец геополитической силы, хотя и с учетом рисков. Как и ожидалось, через 100 дней войны РФ против Украины это единство выглядит несколько разорванным. Внутриевропейские раздоры восстановились, и сейчас они довольно громкие. Но то, что звучит как серьезный раздор, надо трактовать по европейским стандартам. Учитывая это, континентальное единство Европы держится довольно неплохо, пишет журнал The Economist. 

Европа имеет больше потенциальных разрывов, чем национальные блюда. Если сказать проще, то во время прошлых кризисов разделение часто наблюдалось между жителями севера, которые возмущаются, что их заставляют платить за все более дорогие европейские проекты — спасательные меры, пакеты стимулов и т.д. — и «расточительных» жителей юга. Однако в отношении Украины основная трещина была между востоком и западом.

Сторонники жесткой политики на востоке Европы, особенно в Польше и странах Балтии, опасаются, что все, кроме однозначного поражения российского вторжения, побуждает главу Кремля Владимира Путина напасть на них. В их глазах традиционные силы, которые доминируют в ЕС, демонстрируют недостаточную мощь в поддержке оказавшегося под атакой соседа. Франция, Германия и Италия, бормочут они, самоуверенно относятся к угрозе, с которой столкнулась Европа, и скорее готовы говорить с Путиным, чем противостоять ему.

Часть критики в адрес трио «старой Европы» оправдана. Канцлер Германии Олаф Шольц время от времени то заявляет, что Путин не должен победить, то звучит как отчаянный пацифист.

«Можно ли бороться с насилием с помощью насилия?» — размышлял недавно Шольц.

Обещания Германии предоставить оружие Украине не всегда сопровождались реальными поставками. Франция отправила в бой передовой комплект, но президент Эммануэль Макрон также предупредил, что Россию не следует унижать. Макрон использует войну для продвижения своей идеи «стратегической автономии Европы» (Европы, которая меньше зависит от Америки).

Премьер-министр Италии Марио Драги призвал европейцев усилить давление на Россию, а не нежиться под кондиционерами, работающими с помощью дешевой энергии, в то время как экспорт российской нефти в Италию фактически увеличился, а некоторые итальянские компании подчинились требованиям Кремля об оплате энергоносителей в рублях.

Все три лидера периодически призывают к прекращению огня. Сторонники жесткой политики считают, что это означало бы согласиться на кражу украинской территории Путиным и дать его силам возможность перегруппироваться и снова атаковать.

Хуже того, Шольц, Макрон и Драги регулярно проводят телефонные разговоры с Путиным, которые их оппоненты высмеивают как бессмысленные, контрпродуктивные или почти предательские. Ни один из них еще не был в Киеве, городе, который восточноевропейские лидеры (и британский премьер-министр Борис Джонсон) посетили, пока столица все еще страдала от ракетных ударов. Из крупных западноевропейских государств только Италия открыто настаивает на том, чтобы Украина стала кандидатом на членство в ЕС, что активно поддерживают восточные страны блока.

Эти разрывы не надуманы, даже если некоторые обвинения против «старой гвардии» выглядят размытыми. Сообщения о том, что Италия добивалась изолировать от санкций экспорт своих предметов роскоши в Россию, оказались бессмысленными (и Драги использовал педантизм главы своего Центрального банка, чтобы разработать болезненные санкции против российских валютных резервов).

Обвинения в том, что Макрон пытался подтолкнуть Украину к отказу от части территории ради мира, выглядят также размытыми, ведь он неоднократно давал понять, что разговаривает с Путиным по указанию Украины.

Германия была менее успешной в уклонении от критики. Но «добрые» аналитики отмечают, что капитальный пересмотр внешней и оборонной политики, известный как Zeitenwende, включающий увеличение финансирования на 100 миллиардов евро (107 миллиардов долларов) для вооруженных сил Германии, никогда не даст результатов за одну ночь.

Что еще более важно, резкая риторика внутри ЕС не блокирует сотрудничество. Там, где это важно, Европа показала единство. 30 мая, на своей четвертой встрече после вторжения РФ в Украину, европейские лидеры договорились о более жестких санкциях против России.

Шестой пакет санкций включает эмбарго на большинство импорта российской сырой нефти. Согласование санкций затянулось на несколько недель не потому, что Франция или Италия выступали против, а потому, что дружеский Путину режим в Венгрии играл жестко, угрожая наложить вето на все.

Венгрия зависит от поставляемой по трубопроводу российской нефти. Страна выиграла освобождение от санкций против нефти из трубопроводов. Как и любая политика ЕС, нефтяные санкции не были бы серьезно рассмотрены, не говоря уже об их принятии без поддержки крупнейших стран. Также не было бы мобилизовано 9 миллиардов евро финансовой помощи Украине без согласия трех наибольших «вкладчиков» в бюджет клуба.

Много пустой болтовни

Европа имеет склонность выглядеть более сложной, чем является на самом деле. Демократия всегда шумная, а союз 27 демократических стран даже больше. Лидеры, которые нападают друг на друга на европейской сцене, часто играют на отечественную аудиторию, забывая, что у их соседей также есть внутренняя политика.

Каждый раз, когда Драги публично выступает за поставку оружия Украине, можно сказать, он идет на политический риск: Лига Севера и Движение пяти звезд — две крупнейшие партии, поддерживающие его хрупкую коалицию, категорически против этого. В Восточной Европе, где общественность охотно лезет в свой карман, когда ее просят пожертвовать деньги на приобретение оружия, чтобы бить россиян, политические лидеры не теряют поддержки, когда делают жесткие заявления.

Сколько будет длиться единство? Очевидным следующим шагом для ЕС было бы введение санкций против российского газа, который Кремль будет пытаться перенаправить другим клиентам, и который европейские потребители (не в последнюю очередь Германия) также будут пытаться заменить. Пока такая возможность кажется отдаленной, но опять же несколько недель назад слабой выглядела и перспектива ныне введенного нефтяного эмбарго. Поскольку борьба за то, чтобы Россия не могла откусить территории своих соседей, продолжается, европейское единство будет проходить дальнейшие испытания. Но пока единство ЕС, похоже, держится.


Лидеры ЕС наконец-то договорились запретить импорт большей части нефти из России, разблокировав шестой пакет санкций, нацеленный сократить возможности Кремля в финансировании жестокой войны против Украины.

Это не идеальное решение появилось слишком поздно. Оно включает многочисленные уступки, которые растягивают исполнение во времени и удовлетворяют все требования Венгрии. Санкции против российского газа остаются вне обсуждения. Вместе с тем, новые договоренности о нефтяном эмбарго – это все равно важный шаг. Об этом пишет Bloomberg, предлагая рассмотреть прежде всего недостатки решения ЕС.
Аватар enr091 Наталия Ришко
Журналист/Mixinform

Комментарии (0)
avatar